Авторизация       Регистрация

Один из лучших современных поэтов России Денис Коротаев

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:23:20   Современная литература

8 АВГУСТА 2003 ГОДА в автокатастрофе 
погиб один из лучших поэтов России
своего поколения - ДЕНИС КОРОТАЕВ

***
Одно из последних стихотворений Дениса Коротаева

"Догорают мои гусли-самогуды"

16-17.12.02
Сколько люду набежало, сколько люду! -
И торговый, и служивый, и блаженный...
Догорают мои гусли-самогуды,
Прожигая полынью во льду саженном.

Не стоял бы я на месте, словно идол,
И метнулся бы в огонь, да цепью кован.
Не иначе - скоморохов кто-то выдал
И сказителям конец поуготован.

Видишь? - стражники расставлены повсюду
И качают бердышами дети пёсьи...
Догорают мои гусли-самогуды,
Догорают мои звончатые песни.

Догорают, а потом уйдут под воду...
Только сажа на снегу лишь... Только сажа...
И отправится попа да воеводу
Распотешить верноподданная стража...

Разойдутся не дождавшиеся чуда
Кто - со смехом, кто - с добычей, кто - с укором...
Догорают мои гусли-самогуды
На костре по-инквизиторски нескором.

Кто-то вышел на мостки как на подмостки,
Кто развеяться пришёл, а кто согреться...
И постреливают немощные доски
Разрывными - да по сердцу, да по сердцу...

Только я реветь белугою не буду,
Сколь бы други-гусляры не голосили...
Догорают мои гусли-самогуды,
Да леса ещё найдутся по России.

Отсижу своё в чахоточном остроге,
Слажу новые - соборнее да звонче -
И пойду, покамест горе носят ноги
Допевать всё то, что прежде не закончил...

А покуда рвутся струны, а покуда
Яро пламя, ако рана ножевая,
Догорают мои гусли-самогуды,
И корёжится в огне душа живая...


***


Комментарии  10

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:25:34

Послушаем песню Виктора Попова на лучшие стихи Дениса Коротаева. "Догорают мои гусли-самогуды" - песня, вызывающая потрясение. Одна из самых сильных, которую я слушала в своей жизни. 

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:29:03

Я познакомилась с Денисом на всероссийском конкурсе поэзии 1995 года, где я заняла первое место, а Денис был в жюри. 

Он был одним из моих самых лучших друзей, абсолютным солнышком нашим. Радостный, светлый, умный, ироничный. Он был очень строг к слову, но на его критику невозможно было обидеться - она была умна и дружелюбна. И он же привел меня в Союз Писателей России, где отвечал за прием молодых писателей, и он же написал изумительную рецензию к моей книге стихов "Полынное столетие". 

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:30:38

Эту статью я написала сразу после трагической гибели Дениса, и вскоре осенью 2003 года она вышла в газете Союза Писателей России "Литературная Россия" - "Ангелы в России долго не живут", так она называется. 

И я категорически отказалась называть ее некролог. Для меня Денис жив. В каком-то ином измерении. 

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:30:56

АНГЕЛЫ В РОССИИ ДОЛГО НЕ ЖИВУТ

© «Литературная Россия»



«Наши книги пишут нас 
Кровью душ по глади судеб…»

Денис Коротаев

Ангелы в России долго не живут. Назови я его в глаза ангелом, уж посмеялся бы в волю… А ведь за глаза так и думала о нем… Ироничный ангел… 
Недавно, рассказывая о своей переписке с одним русским эмигрантом, ляпнула от души: «Я ему мое любимое из тебя - «Гуси-лебеди» послала и написала, что ты - лучший из молодых поэтов России». Потом смутилась от сказанного: «Ой! Ничего, что я тебе это говорю?». «Говори, говори еще!», - сказал с такой убойной интонацией, так смешливо-серьезно, что оба прыснули в телефонную трубку. 
А ведь я абсолютно искренне считаю, что Денис Коротаев – лучший. Среди всех, кого знаю лично. А уж сколько среди них талантливых людей, сразу и не соображу, но не мало, точно. Лучший, и не только как поэт. Здесь время рассудит. Прекрасный друг. И еще – тут во мне математик песню поет! - представляете поэтов, которые не сборниками стихов, а авторефератами кандидатских диссертаций первым делом обменялись? Я - «универ», он – «физтех». Вечные конкурирующие научные Олимпы времен холодной войны, сборище гениев будущей оборонки. И все же именно физтех – белые воробьи, особые, с нестандартным мышлением…
Вот только лучший «из молодых» – это по сравнению с нашим поколением семидесятников. Привыкла - молодой, молодой. А ведь - тридцать шесть. Уже. Или – еще. И не верится, что - пожизненно. 

Некролог не пишется. Не получается о нем - в прошлом времени. 
…Вы еще растащите на цитаты.
И расставите по миру наши бюсты.

На скрижали навесив брюнетку-ленту,
Наши строки завоете дружным хором,
И провидя весь ужас сего момента,
Мы живем втихаря и умрем не скоро…

Не скоро. Да уж. А может быть, именно так? 
Нет, писать в прошлом времени, писать – «был» – не получается. Сознание протестует. Со странной убежденностью - наберу телефонный номер, и ответит знакомый голос… 
В нем было столько жизнелюбия, столько энергии. 
Ушел из жизни? Кто угодно, только не он. С его-то жизнерадостной улыбкой нараспашку! 
Перед глазами – как кадры документального кино – вспышками – живой … 
… Звоню как-то по делу. 
- Слушай, в Ялту можно сгонять, путевки дешевые от литфонда, - говорит он. 
Всегда так, делился, если кому-то что-то могло быть полезно. 
Ялта 1997-го. Полупустой Дом творчества, шесть с половиной полупьяных поэтов под мухой, засидевшейся на породистых крымских лозах будущего «Пино гри»… 
Мне за ним не угнаться… бегом с горы, где прилепилось наше ласточкино гнездо для пишущей птичьей стаи … 
Летит на море, не угнаться за ним… ему все успеть надо…
- Денис, погоди, загонишь меня совсем! Эх, молодое поколение…- смеюсь я. 
Не ждет, мчится по Морской улочке вниз. Чувствую себя школьницей, сбежавшей с уроков. По набережной еще сколько-то там километров. Уфф! Летит. Все надо успеть - так и жил всегда. В страшно сжатом ритме, с ощущением - успеть. 
… теннис. Гоняет по площадке, куда там! Моя подача. Прицеливаюсь. А он … опа! – движение из ламбады в обнимку с ракеткой. От смеха мажу. Ага, и сам ржет. Ну, конечно, продула ему с разгромным счетом. И не обидно. У него многое лучше получается. 
Первый заезд украинцев не от Литфонда. Через год они заполнят все. А пока их немного, но какие! За моим столиком сидит киевлянин, не «письмэнник», что характерно, - «рядовой». И принципиально, зная, что не все пойму, говорит со мной только по-украински. Ругает, как и положено, москалей. 
А тут нас с Денисом попросили выступить в библиотеке со стихами перед отдыхающими. В основном перед хохлами, то есть. И есть информация, что киевлянин собирается прийти. Причем – с какими-то явно террористическими намерениями. То ли с помидорами не свежими, то ли - с томиком Бендеры… 
- Что будем делать, Денис? – спрашиваю. А, надо заметить, мы все как-то больше про Россию собирались читать, про нее, родную… - Слушай, а у меня папа- хохол. 
- А у меня – мама, - отвечает. 
Вот с этих слов и начали мы выступление. А потом Денис сказал что-то о славянском братстве. И посмотрел так… как умеет. Обезоруживающе. Короче, растаял наш бендеровец. Слушал про Россию, затаив дыхание. Сказал только: «не забывайте, что Украина – и ваша родина». 
- А як же!
Да, а перед началом, Денис спросил:
- Есть у меня еще пятнадцать минут? 
И написал стихи о Ялте. Такие, что другим за всю жизнь… 

Чутко цепляясь плющом за обветренный склон,
Город висит между трех одичавших стихий. 
Тише, поэты, умерьте рифмованный стон,
Дайте услышать напетые ветром стихи!

Небо прибито к вершинам гвоздями светил.
Волнами сглодана берега старая кость.
Что ж ты, Джалита грустишь, нас к себе допустив –
Робкий хозяин, снимающий угол как гость?

Пусть кипарис и миндаль вместо скрюченных верб –
Жизнь не обманешь цветами рекламных картин.
Право, Джалита, не твой ли сегодняшний герб –
Бедные дети на фоне богатых витрин?

Восемь веков стерегут твой неверный покой
Серыми скалами Петр, Даниил, Теодор
В город хранимый врываясь гремящей рекой
И растворяясь в певучих расщелинах гор.

Знаешь, Джалита, средь этого сонма святых
Горько должно быть себя ощущать не у дел?
Но отчего в суете твоих улиц витых
К черту летит геометрия линий и тел?

Но отчего так легко подниматься наверх,
Меряя праздные версты по склонам крутым?
И не достичь каменистой вершины вовек,
И не понять, что скрывает заоблачный дым…

… Завидовала? Да нет. Точно. Каждому – свое. 
И никогда не обижалась, когда он мои стихи критиковал. Метко и за дело. А потом хороший отзыв неожиданно писал. Так всегда. Многих в Союз Писателей привел. Жалел, если у нас не всегда хорошо получалось. Относился бережно. Чтобы писать не бросили. 
А стихи. Много их в то лето звучало. Пригласила нас в свой номер Ольга Михайловна Соловьева-Овчаренко. Читали ей по очереди несколько часов. Я волновалась – вдруг не понравится? Но с Денисом на пару – не так страшно…
Через год, в 1998, снова встретила его в доме творчества. Вдвоем с будущей женой, тогда еще невестой. Молодые, красивые, счастливые. Порадовалась за них. Пять лет счастья. Разве мало? Вот давала себе зарок – не цитировать его стихи. Не получается. Прости, я не много, бережно… 

Ах, вы годы мои!
До чего ж вы меня исковеркали!
Разве был я таким?
Да и мог ли я раньше сказать:
Я люблю не тебя,
А твое отражение в зеркале,
Что улыбкою влет
Прожигает стеклянную гладь...

Пять лет. Немало… 
Кириенковский кризис застал нас врасплох. Встречаю утречком Дениса и Кристину. 
- Сходи на набережную, - говорят. 
- А что, - не подозревая всей подлянки, уготованной нам «родным» правительством, улыбаюсь я. 
- Фотку сделали, Р.Р. – два нуля! 
Поясню для тех, кого миновало это счастье, оказаться в Крыму без единого доллара 17 августа приснопамятного года: Р.Р. – это курс российского рубля по отношению к гривне. Да уж. Два нуля! Нарочно не придумаешь. А Денис смеется. Да не интересовали его доллары. Никогда и ни в какой ситуации. Как и деньги вообще. А вот на юмор глаз был цепок. А не только глаз. Кто не помнит его частушки и пародии? 
… Впрочем, все. Достаточно. 
Пусть написанное будет просто моей светлой маленькой зарисовкой. Солнечным бликом по весне. Отражением пучка фотонов в зеркале моей души. А он и был для нас всех, его друзей – нашим солнцем. Вроде – ничего особенного и не скажет. А настроение потом вдруг станет до странности хорошим, редко возникающим по случаю нашей дурной, суматошно-шизоидной жизни. Вот теперь – точка. А про то, что спал он по пять часов, преподавал почти задаром, что любили его ученики, и многое еще, из чего и могла бы я доказать как теорему Ферма постулат о его свойстве быть маяком нашим – скажут другие. Друзья его и близкие. Ведь друзей у него было немало. И только одного не было. Врагов. Не успел нажить. 
И никакого некролога! Отказываюсь. Принципиально. Потому что не верю в то, что не ответит в телефонной трубке знакомый голос… 
… Одна секунда, одно движение чьей-то руки. И – лобовое столкновение машин на шоссе. Неотвратимо. Необратимо. Почему – с ним? Да нет, все это – кошмарный сон. И никак не удается проснуться. 
Неделю шел дождь, побив все рекорды метеосводок. А когда душа ввысь устремилась, отпетая, выглянуло солнце…
Что это за край такой особый, Россия вечная наша, что у нее за грехи такие перед Богом, что ему самых светлых, самых лучших приходится во искупление за всех за нас так рано к себе призывать? 
…Вот и стало у нас одним ангелом-хранителем больше… кажется, кто-то так и сказал на поминках… не буду…не было… не верю… 

Думала до встречи с ним: вот и все, наше поколение уходит, а кто потом? Да нет, не уходит. Откуда такие? Отец Дениса – родом из того же поднебесья – из физтеха. Знак особого качества ума и души. А мама… она и воспитала сына. И этим сказано все. Шестидесятники… 

А стихи. Не стоит выдергивать цитаты, крошить на кусочки, препарировать и философствовать над смыслом. Понимал он нашу суть российскую, как никто. Читайте. Сборники вышли. Стихи есть в интернете. 
Виолетта Баша


Денис Коротаев


И это — Родина? Не верю,
Что лишь уныние и страх,
Лишь обозленность и потери
В огнем покинутых глазах.
И примириться не смогу я
С роскошной этой нищетой.
Я все же знал ее другую
И выше той, и чище той,
Что попрошайкой в переходе
Сидит у мира на краю
И в отрешении выводит
Молитву тихую свою...
Неужто это было с нами —
Лихая стать, святая честь?
И что кому придет на память,
Теперь воистину Бог весть:
Кому-то - бабий плач истошный,
Кому-то - срам, кому-то - храм,
То телогрейка, то кокошник,
То хлеб с соломой пополам.

То дым родного пепелища,
А мне, как символ этих мест, —
Деревья, что с рожденья ищут
Слепыми кронами норд-вест;
Шумят, качаются нелепо,
По небу листьями шурша,
И не узнают, ибо слепы,
Что так незряча и душа.
Вздыхают, головы понурив,
Как будто в этом их вина,
И пишут, пишут на лазури
Моей России письмена...


* * *
В этом городе, прежде тесовом,
В этом городе, прежде каменном,
Век я маялся над вопросами,
Словно город был мне экзаменом.
В этом городе, прежде ласковом,
В этом городе, прежде искренном,
Был я отпрыском, стал я пасынком,
Был я радостным, стал я выспренним.
В этом городе, пиво-вобленном,
Где хотя бы раз пили-ели вы,
По углам стоят то ли гоблины,
то ли чудища церетелевы.
В этом городе, кровью клеенном,
В этом городе, сталью штопанном,
Нареченное населением
Забутикано да зашопано.
В этом городе глупо каяться,
Да и хвастаться не глупее ли
Перед теми, кто развлекается
Панихидами с юбилеями?
В этом городе, снобом хаянном,
В этом городе, злобой вспоротом,
И живем-то мы неприкаянно
С этим городом, с этим городом

***
Гуси-лебеди летят
По-над краешками сосен. 
В желтый бархатный наряд
Перекрашивая осень. 
Обнимая тишину, 
Что-то шепчет сирый ветер... 
Эту дивную страну 
Не сыскать на белом свете, 
Не найти по словарям, 
Не спросить у очевидцев:
Обернешься - и она
В сизой дымке растворится...
Но в любые времена,
Зла не помня, не покинет
Эта дивная страна, 
Эта вечная Россия..

****
ВИОЛЕТТА БАША


ПОЧЕМУ ЭТИ ПТИЦЫ НА СЕВЕР ЛЕТЯТ?

Моему погибшему другу, 
одному из лучших молодых поэтов России 
и талантливому ученому 
Денису Коротаеву

"Почему ж эти птицы на север летят,
Если птицам положено только на юг?"
Владимир Высоцкий


В мандариновых рощах лиловый закат. 
Океанский прибой навевает им сны. 
Почему ж эти птицы на север летят?
Что им надо в снегах необъятной страны?

Где стреляют на взлете. Где рубят с плеча.
Где не верят святым. Где пророков казнят.
И не каждой дано долететь до земли.
Почему ж эти птицы на север летят? 

Почему, лишь весной зашевелится лед, 
Затрещит, покачнув четверть суши земной, 
Юных птиц вожаки направляют в полет, 
Неокрепшие души зовут за собой. 

Им лететь сотни верст на такой высоте, 
Где разреженный воздух смертелен и чист. 
И последней молитвою станет для тех,
Кто погибнет, сородичей клекот и свист. 

И не зная законов людских и границ, 
По тому лишь, как сильно он легкие рвет, 
Воздух с привкусом крови, пьянящий всех птиц, 
Им подскажет, куда направлять свой полет.

И когда исхудавших, израненных птиц
Поредевшую стаю вожак перечтет, 
В гордом блеске сухих опаленных глазниц
Он уже своих бывших птенцов не найдет. 

Ну а в этом краю леденящих ветров 
И израненных душ выживают лишь те,
Кто дышать горьким привкусом крови готов 
На смертельно опасной для птиц высоте. 


РЕКВИЕМ. ДЕНИСУ КОРОТАЕВУ.

Написал свой последний стих 
Теплый август в твоей тетради. 
Над планетой ветер затих, 
Тот, что пел тебе на ночь глядя, 
И с прозрачных небес с утра 
Посмотрели пристально очи. 
Кто ты? Ангел седьмого дня? 
Если можешь ты, ...Авве отче... 
Если надо - за все спроси, 
Если можешь, возьми нас вместо... 
Но спаси его, пронеси 
Мимо дня рокового и места. 
.... 
На пустом шоссе как церковный хор 
Все сигналит реквием скорая - 
До сих пор - до сих пор - до сих пор - 
.... 
Ты писал: "Мы умрем не скоро". 
27. 09. 2004 


Стихи Дениса Коротаева, песни на его стихи, аудио и видео -файлы - записи с концертов и чтение стихов в исполнении автора -
на официальном сайте
Дениса Коротаева:
http://dkkd.narod.ru/

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:33:27

О ДЕНИСЕ КОРОТАЕВЕ РАССКАЗЫВАЕТ ОТЕЦ ПОЭТА

Родился 14.06.67 г. В Москве.
В 4 года начал читать запоем, теряя зрение, и в 5 лет был «отлучен» от книг.
Но мать и бабушка – украинки - с детства приучали мальчика к восприятию и любви лучших образцов русской и украинской литературы. Украинские песни и сказки бабушки, переданное матерью прекрасное владение иностранными языками /она работала переводчиком с нескольких иностранных языков/ - все это воспитало в ребенке культуру речи, восприимчивость к лучшим литературным образцам, «легкость слова», образность. С самого рождения Дениса мать передавала ему свои незаурядный интеллект и знания. Это духовное, интеллектуальное единение и эта любовь уже в 9 лет прозвучала в стихотворении мальчика: «Маме». 


В «очень» средней школе №269 Денис не смог быть «как все», а это был непреложный закон школы. И вопреки этому «закону» у мальчика проявились незаурядные способности по всем предметам и особенно по литературе и математике, которая, очевидно, пришла с отцовскими генами. На выпускных экзаменах в школе в его работы по литературе и математике были внесены ошибки, чтобы не дать медаль – это было страшным ударом для Дениса, первой серьезной несправедливостью мира взрослых. А школа? Она вскоре перестала существовать.
Когда Денису было примерно 10 лет, жившая в том же подъезде преподавательница фортепьяно Гнесинского училища предложила Денису позаниматься с ним. В итоге через 6 лет он сам стал сочинять музыку, а играть так, что ему настоятельно советовали поступать в Гнесинку и прочили талантливому мальчику большое музыкальное будущее.
Но были и еще другие серьезные увлечения:
- любовь к природе, цветам, растениям, наблюдения над ними, прекрасное знание жизни животных как начало осознания гармонии мира и человека в нем; 
- увлечение шахматами, от первого взрослого разряда до сеансов одновременной игры с 6-ю партнерами вслепую.
И все эти годы поэтическая сущность Дениса дремала в нем, время от времени прорываясь детскими стихами.
А потом началась взрослая жизнь…
После окончания факультета аэрокосмических исследований Московского Физико-технического института в 1991 г. Денис поступил в аспирантуру Института прикладной механики АН СССР. В аспирантуре выполнил работу по гидродинамике. Защитив эту работу, он получил степень кандидата физико-математических наук.
С багажом этих знаний начал преподавать математику, а затем и информатику в Московской государственной Академии приборостроения и информатики. А еще успевал преподавать во всех подмосковных филиалах Академии, несколько лет работал в приемной комиссии, отбирая на свой факультет лучших студентов.
Блестяще читал лекции и вел семинары – часто студенты по окончании лекции устраивали ему овации.
Опубликовал несколько книг и учебных пособий для студентов по информатике, получил звание доцента.
Глубокое знание информатики позволило Денису выполнить заказ одной из западных фирм – организовать системное программное обеспечение громадного компьютерного салона в торговом центре «Манеж», а опыт работы с людьми – 
набрать и обучить штат для этого салона.
НО… внутри жило, накапливалось, формировалось то, что по словам одного из любимых его поэтов «нахлынет горлом и убьет…». Это произошло в 1988 г. Стихи пошли все увеличивающимся потоком. Первым критиком его стихов была, конечно, мама. Они могли по часу спорить – со ссылкой на классиков, орфографические словари и правила грамматики - по поводу единственного слова или запятой в стихотворении.
Публикации стихов проходили тяжело. В редакциях ему часто говорили, что если бы он был инвалидом или убогим, то с публикацией не было бы проблем, а с его благополучной биографией - надо ждать.
А стихи продолжали рождаться в душе и ложиться на бумагу…
Постепенно доброжелательность Дениса сделала свое дело , и появились первые публикации в журналах, газетах.
Признанием Дениса Коротаева поэтом явились прием его в Союз писателей России, публикации его сборников стихотворений «Проводник» - 1994 г., «На развалинах эпохи» - 1995 г., награждение его Есенинской премией России /1996 г/..
Большим доверием Московской писательской организации было избрание Дениса в члены Правления для работы с молодыми поэтами. Не жалея времени и сил, он работал с начинающими поэтами и наиболее талантливых из них рекомендовал принять в Союз писателей.
Вел поэтическую студию у себя в академии, преподавал стихосложение на факультете журналистики в МГУ.
Ранний уход дорогого, самого близкого по духу человека, самого строгого ценителя его творчества – его матери, в 1996 г. стал для него невосполнимой потерей. Воплотившийся в ней образ женщины, друга он пытался неосознанно обрести вновь и вновь. Это нашло некоторое отражение в его лирике, в его отношении к женщине.

8 августа 2003 года в автомобильной катастрофе погиб хороший инженер, отличный преподаватель, талантливый поэт – человек и гражданин – Денис Геннадиевич Коротаев.

Геннадий Алексеевич Коротаев, отец поэта

Виолетта Баша off

2016-01-07 07:34:23

СТАНИСЛАВ ЗОЛОТЦЕВ
ПАМЯТИ ДЕНИСА КОРОТАЕВА

Дождливым летом, 
таким дождливым, что даже 
сухой остаток в счетах бюджетных промок, 
таким дождливым, что стал и солон, и влажен 
в горах горячих 
сухой десантный паёк; 
таким дождливым летом, 
что тьмою грозной 
забита каждая белая ночь была, 
и небывалый, редкостный ливень звёздный 
от наших глаз туманная скрыла мгла; 
...таким, что небо 
наглухо облачилось, 
обволочилось тучами, обволоклось, 
и разоблачить его 
может лишь Божья милость. 
Но мир людской давно со Всевышним - врозь. 
А лучших, тех, кто с Ним не мечен разрывом, 
к себе, в себя возносит небо, спеша, 
дождливым этим летом, таким дождливым, 
что иссыхает от боли моя душа... 
2003 

Станислав Золотцев 

Евгения Пашина on

2016-01-07 12:01:53

Светлая память талантливому учёному, рускому поэту. Стихи великолепные у Дениса. Он в свои молодые годы  успел много сделать. Жаль терять дарования.
Интересный - познавательный материал от близкого друга. Будем помнить Дениса Коротаева, его творчество.

Виолетта Баша off

2016-01-07 19:27:24

Спасибо, Женя. Более 12 лет прошло, но для меня он жив. Снится иногда, и хочется поговорить. 

Виолетта Баша off

2016-01-10 08:55:32

[table]И это - Родина? Не верю![Денис Коротаев]   http://www.chitalnya.ru/images/print.gifВерсия для печати    http://www.chitalnya.ru/upload/338/59761244943365.jpg
Скачать файл

И это - Родина? Не верю, 
Что лишь уныние и страх, 
Лишь обозленность и потери 
В огнем покинутых глазах. 

И примириться не смогу я 
C роскошной этой нищетой. 
Я все же знал ее другую - 
И выше той, и чище той, 

Что попрошайкой в переходе 
Сидит у мира на краю. 
И в отрешении выводит 
Молитву тихую свою... 

Неужто это было с нами - 
Лихая стать, святая честь? 
И что кому придет на память - 
Теперь воистину Бог весть: 

Кому-то - бабий плач истошный, 
Кому-то - срам, кому-то - Храм, 
То телогрейка, то - кокошник, 
То хлеб с соломой пополам. 

То дым родного пепелища, 
А мне как символ этих мест - 
Деревья, что с рожденья ищут 
Слепыми кронами норд-вест; 

Шумят, качаются нелепо, 
По небу листьями шурша, 
И не узнают, ибо слепы, 
Что так незряча и душа. 

Вздыхают, головы понурив 
Как будто в этом их вина, 
И пишут, пишут на лазури 
Моей России письмена...[/table]

Виолетта Баша off

2016-01-13 09:35:36

Денис Коротаев


В королевстве моем не осталось веселых труверов. 
Спросишь - как, мол, дела, а в ответ - то работа, то печень. 
Мы уже не поем, да и сказку не примем на веру, 
Только вера ушла и, увы, заменить ее нечем. 

В королевстве моем Красной Шапочке дали кредитку, 
Да и Серому Волку все более нравится "Чаппи", 
Белоснежка пробила для гномов оптовую скидку, 
И у троллей все дело отныне в "у.е.", а не в шляпе. 

В королевстве моем овдовели крылатые феи, 
Разучились летать и торгуют на рынке укропом. 
Волк и шестеро братьев-козлов подались в корифеи, 
А седьмой представляет Державу в Совете Европы. 

В королевстве моем люди жили всегда, как умели, 
И добро за гроши за добро никогда не считали, 
А теперь рады разве бочонку дешевого эля, 
Так что вечером трезвого жителя встретишь едва ли. 

В королевстве сказившихся - тьма, да сказителей мало, 
И последний придворный поэт утонул в раболепстве. 
Вот и все. Тут и сказке конец, но случись все сначала - 
Разве было бы что-то иначе в моем королевстве?..