Авторизация       Регистрация

Инди Раганди и Персиянкистан

Опубликовано: 2015-09-12 20:17:09
Просмотров: 381

Рубрика: Проза, Эссе
Комментариев: 0


Как здесь не упомянуть связанную с фонетическим принципом русской орфографии золотую мечту любого школьника: «Как
слышим, так и пишем!» Первоначально буквенно-звуковая система русского
письма была ориентирована именно на произношение.

Столь же "фонетичны" первые пробы пера у ребенка, едва освоившего
алфавит. Потому-то я не слишком строга к своей пятилетней внучке,
которая, не слишком сильно провинившись недавно, написала отцу записку:
«Папа прасьти миня». Для меня ценно само её желание попросить прощения в
письменном виде, да ещё в сопровождении оригинального рисунка.

Помню, как примерно в этом же возрасте нарисовала Стеньку Разина,
обнимающего своей, согласно тексту известной песни, могучею рукою некую
сказочную страну. И всё бы ничего, если бы географически очерченный
неумелой детской рукой контур не был подписан как «Персиянкистан».
Именно так я, пятилетняя, восприняла услышанное по радио:

Этот ропот и насмешки слышит грозный атаман
И он мощною рукою обнял персиянки стан.

Какое мне было дело в те годы до стана несчастной персидской княжны,
поглощённой в угоду разгулявшейся атамановой свите нашей, в общем-то,
некровожадной Волгой!

Здесь, безусловно, сыграло роль и то, что, постоянно слыша такие
наименования, как Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Афганистан,
Пакистан, я невольно приписала Стеньке Разину (в моих детских глазах,
безусловно, герою, а как же без этого!) захват неведомого
Персиянкистана.

Став учителем русского языка и литературы, встречая у своих учеников
ошибки, связанные с фонетическим принципом орфографии, не спешу их
журить, а пытаюсь докопаться до истины – как и почему возникла подобная
ошибка. И постоянно ловлю себя на мысли – а не упущу ли я чего-нибудь
интересного, грубо одёрнув ребёнка, перечеркнув неверно написанное слово
красной пастой, чем, возможно, навсегда лишу его тяги к
словотворчеству? Тем более что в школах я преподаю не сам предмет, а
веду уроки литературного мастерства.

Отлично помню такую историю. Нашему четвёртому классу несказанно
повезло. Первым учителем-словесником у нас была Надежда Фёдоровна
Меликсетова. Блестящий предметник, руководитель моей первой школьной
литературной студии «Волшебная шкатулка», она преподносила нам не только
уроки лексики и фразеологии, морфологии, словообразования и пунктуации,
но следила за тем, читаем ли мы газеты, пробуждая этим в нас, едва
переступивших порог средней школы, политическую грамотность.

По счастью, в тот день, когда она продиктовала предложение о том, что
нашу страну посетила с официальным дружественным визитом Индира Ганди, к
классной доске была вызвана не я. Не то бы любимица Надежды Фёдоровны,
«замечательная сказительница» русских народных сказок не избежала бы
публичного позора! Лично я вывела в тетради имя тогдашнего
премьер-министра Индии так – «Инди Раганди», а мой сосед по парте
означил крупную политическую фигуру и того хлеще – «Индираганди».
Аналогичное написание мы лицезрели и на доске…

Это был достойный урок. Некоторые из нас после того случая начали
почитывать газеты, хотя бы ради того, чтоб не попасть впросак в другой
раз.

Добавлю, что в педагогический институт я пошла не только из-за любимого
предмета и тяги к сочинительству. Немалую роль в мои семнадцать лет
вызвало желание хоть в чём-то походить на Надежду Фёдоровну.


Комментарии

Произведение никто не комментировал :(