Авторизация       Регистрация

Touch me, trust me

Опубликовано: 2018-01-29 19:11:05
Просмотров: 17

Рубрика: Проза, Любовная литература
Комментариев: 0


Тьма поглотила его.

Бабадук лежал на бетонном полу подвала, задыхаясь от кашля. 

Мышцы сводили судороги, заставляя мужчину чувствовать невыносимую боль во всем теле. В груди все горело. Он не мог подняться с пола, суставы сразу же начинало нещадно ломить. Монстр не мог откашляться, задыхаясь от боли в груди. 

Мужчина безжалостно разрывал огромными когтями серое пальто, стараясь освободиться. Бесполезно, это совсем не помогало. Он ползал по холодному полу в надежде найти выход из тьмы, окутавшей его... Тщетно. 

Огромные когти царапали бетон, со скрежетом оставляя на нем глубокие следы.

Бабадук стонал от безысходности. Мужчина умирал и понимал, что будет умирать долго и мучительно, отвечая за каждую загубленную людскую душу. 

Ему было страшно. Он боялся смерти. 

Мужчина не мог найти выход из этого лабиринта ужаса. Обычно он доводил жертву до истерики, но в этот раз он сам стал жертвой. Монстр бросался на голые стены, тыкался в них лицом, разбивая нос... Он заслужил такую смерть, ничто не могло его оправдать.

Бабадук сполз по стене, потеряв надежду на спасение, тихо стоная. На широко раскрытых глазах выступили слезы. Как он ни старался, но уже ничего не мог увидеть...

Впервые за свое существование ему стало страшно. Мужчина прижал трясущиеся колени к груди. Большие незрячие глаза смотрели в куда-то в пустоту. Он закрыл уродливое неказистое лицо руками, сотрясаясь от слез, слез, которые никто не должен видеть... 

Жалкий, никчемный Бабадук... Монстр ненавидел себя и хотел покончить с собой, не дожидаясь кончины.

Черные волосы еще больше растрепались и походили на спутанную паклю. Цилиндр валялся рядом, и монстр, нащупав его, прижал к груди...

Ему вспомнились все жертвы, доведенные им до отчаяния. Он помнил как наслаждался их плачем, криками и страхами. Они были марионетками в руках умелого кукловода, игравшего их судьбами. Он помнил, что для каждой добычи рисовал отдельную книгу, всегда с разным сюжетом. Он тратил огромное количество времени, чтобы написать новую историю и проиллюстрировать ее. Особенно ему нравилось рисовать девушек. С любовью и жутким наслаждением он вырисовывал их стройные ножки, аккуратные личики и длинные волосы, спускающиеся на плечи. Стиль его рисовки был по-детски прост, но он использовал его только для книг. Бабадук обожал рисовать с натуры и делал это только ночью при свете Луны. Он писал портреты любимых жертв, в основном женщин, когда те, ни о чем не подозревая, мирно спали.

Бабадук помнил их всех, помнил как каждая из них перерезала себе горло, помнил их предсмертные крики... 

Теперь пришел час расплаты, а она будет действительно ужасна.

Монстр скрючился от жуткой боли во всем теле и упал на пол. Его бил озноб. Бледная морщинистая кожа покрылась холодной испариной. Черные губы нервно дергались, шепча предсмертные слова. 

Скоро все закончится.

Слезы стекали по щекам. Он боялся, боялся, что больше не сможет видеть милое личико единственного человека, подарившего ему тепло. Бабадук просил исполнить его последнее желание: монстр хотел умереть рядом с ней.

***

Девушка задумчиво стояла у окна, рисуя на запотевшем окне непонятные узоры... 

Ей не спалось. 

Тревожные смысли не давали успокоиться. 

Деми чего-то не хватало...

Она не могла заснуть, не услышав перед сном знакомый с детства хриплый мужской голос: такой сладкий и одновременно пугающий...

Девушка не могла объяснить свое состояние. Ее влекло к этому ужасному существу, в котором не было абсолютно ничего привлекательного, разве что... прикосновение холодных пальцев по ночам могло закрыть остальные недостатки.

Деми вспоминала бледное лицо, появлявшееся в темноте, созданное, казалось, чьим-то воспаленным разумом: звериный оскал, стеклянные немигающие глаза и мягкие грязные волосы, спадающие на лоб и худые плечи... 

Ей хотелось протянуть к нему руки, расстегнуть облезшие пуговицы старого пальто и дотронуться до его груди. Хотя бы раз.

Девушка вдыхала прохладный ночной воздух, накинув на плечи теплый халат. Ее мучила непонятная тревога. Бабадук не появлялся уже несколько дней, совершенно не подавая признаки своего присутствия. Деми скучала по нему...

Невыносимая тоска заставила ее шагнуть в темный сырой подвал, освещая путь фонарем. Отец запрещал ей ходить туда, пугая чудовищами, обитающими во мраке подземелья. Но это было много лет назад... 

Деми спускалась по разрушенной лестнице, держась рукой за покрытую плесенью стену. Она была гостьей в этом мрачном мире теней - мире страха и безграничной депрессии. Ступени спускались все ниже и ниже, указывая девушке дорогу в темную обитель Мастера ужасов.


***


На холодном бетонном лежал скрючившийся от боли мужчина. Огромные пальцы вцепились в поношенный цилиндр, прижав его к груди. На сморщенном лице застыла гримаса страха и невыносимого страдания. Большие стеклянные смотрели в пустоту, пронзая девушку жутким слепым взглядом. Темная фигура не двигалась.

Деми осторожно подошла к нему, посветив фонарем в его сторону. Монстр даже не дернулся. Она медленно опустилась на корточки, рассматривая бледное сморщенное лицо. Девушка не без страха провела нежными пальцами по его холодной щеке, вытерев слезы с широко раскрытых глаз. Сухие губы монстра нервно дрогнули. 

- Сэр, что с вами? Мистер Бабадук, вам плохо? Вы так дрожите.

Мужчина устало поднял глаза, но не на Деми, а смотрел куда-то в сторону. 

- Девочка моя, неужели это ты? Или это галлюцинация?... - он поднял свою страшную руку, осторожно водя ей по полу, пока не нащупал теплое плечо девушки. 

- Вы меня не узнаете?

- Я ничего не вижу. Мне страшно, Деми, - монстр беспомощно сжался.

- Как? - девушка не могла поверить его словам. - Почему?

- Я совершил слишком много злодеяний в этой жизни...

- Неужели... вы правда ослепли?

Бабадук сжал зубы от раздражения. Толстые губы сомкнулись, пытаясь сдержать слезы. Казалось, она специально причиняла ему боль, напоминая о жестоком наказании. 

- Извините меня, - Деми, прося прощения, погладила его растрепанные волосы. Девушка не могла свыкнуться с мыслью, что мужчина больше никогда не увидит свет. 

- Ничего страшного, моя маленькая, - тихо прошептал он, - ты все поняла правильно. 

- Мне, мне очень жаль... сэр, - девушка виновато опустила глаза. 

- Кажется, я услышал печаль в твоем голосе. Не смей плакать, расстраиваться здесь должен только я, - Бабадук снова закашлял, заслонившись рукой от Деми.

Монстр бил себя кулаком в грудь, надеясь, что это поможет, но приступ продолжался. Девушке впервые в жизни проснулась настоящая жалость к этому существу, отчаянно пытавшемуся казаться сильным. На самом деле мужчина был беспомощнее котенка. У Деми сжалось сердце. Никогда она не видела его в таком состоянии. Монстру самому было очень неловко, и он всеми силами старался выглядеть достойно, необычно надменно. 

- Сэр, тут слишком холодно, вам станет еще хуже!

- Нет, Деми, хуже мне уже не станет, - Бабадук приподнялся на руку и по привычке начал искать слепыми глазами ее лицо, - мои часы сочтены. Скоро я умру, и мое тело превратится в прах, и... Моя крошка, я хотел попрощаться с тобой. Ты заставила меня верить в то, что человеческий род не так ужасен как кажется. Благодаря тебе я существовал, пил твою энергию... - мужчина остановился, переводя дыхание.

- Прости меня. Прости меня! - монстр упал к коленям девушки, от чего она выронила из рук фонарик.

- Тише! Тише, господин!

- Прости меня! - Бабадук безустанно просил прощения, срываясь на крик, целуя ее кожаные туфельки. 

- Неужели вы собрались умирать, сэр?! Нет, не надо! - она обхватила его руками, со всей силы прижав к себе. Мужчина бился в истерике, выкрикивая какой-то бред и проклятья. - Не оставляйте меня одну! Вы заменили мне отца, и я не позволю вам умереть, замерзнуть от холода в темном подвале! Вы не достойны такой участи, мой милый, несчастный Бабадук! Я выведу вас из темноты, идемте, доверьтесь мне!...

Деми осторожно, опасаясь сделать ему больно, попыталась поставить его на ноги. Мужчину шатало. Худые ноги едва держали его ослабшее тело. Бабадук схватился за хрупкое плечо девушки, боясь упасть. Каждый шаг давался ему с огромным трудом, ведь так сложно идти в темноте, не видя дороги. 

С Деми сошло семь потов, пока они поднимались по разрушенной лестнице. Девушка придерживала своего спутника за порванное пальто, чувствуя как ему тяжело переставлять ноги. Бабадук делал несмелые шаркающие шаги, мысленно благодаря юную проводницу. 

- Вот так, осторожно... Не оступитесь!


***


Деми усадила мужчину в кресло, велев подождать ее пару минут, пока она готовит постель. Девушка разложила широкий диван в гостинной, застелив его свежей простыней, положив две пуховые подушки и достала теплый шерстяной плед. Ей хотелось обеспечить Бабадуку максимальный комфорт после сырого подвала. 

Девушка посмотрела на подготовленное место и подумала, что чего-то не хватает. Она принесла из кухни две зажженные восковые свечи и выключила яркий свет. Так гораздо лучше. 

Деми заботливо подвела мужчину к постели и помогла ему сесть. Бабадук с удивление помял пышный матрац, не понимая, на чем сегодня придется спать. 

- О, это очень приятная штука, особенно когда на нее ложишься всем телом, - объясняла ему девушка. - Мистер, вам понравится. Я понимаю, что спать скрючившись на жестком полу или вися под потолком вам привычнее, но нужно же пробовать что-то новое. 

- Спасибо, крошка. Но не стоило устраивать из-за меня столько суеты.

- Разложить диван для меня совсем не проблема, - девушка улыбнулась монстру, погладив его по плечу, - устраивайтесь поудобнее, а я сейчас вернусь.

Деми спустилась в подвал, вспомнив, про вещь оставленную там Бабадуком. Девушка подняла с пола поношенный цилиндр, аккуратно перевязанный блестящей черной лентой, и бережно стряхнула с него пыль. Деми знала, что больше всего на свете мужчина дорожил своим головным убором, который почти никогда не снимал.

Девушка вернулась в комнату, намереваясь сделать гостю сюрприз. Мужчина сидел на краю дивана, покорно дожидаясь ее прихода. Его судьба была полностью в ее руках. Деми присела к нему и сказала:

- Сэр, протяните руки вперед, у меня кое-что есть для вас.

Мужчина слабо улыбнулся, не догадываясь, что это может быть. Но когда длинные пальцы почувствовали знакомый материал, он с неподдельной радостью ответил:

- Мой цилиндр... Благодарю тебя, моя маленькая. Я совсем о нем забыл.

- Как странно, а мне казалось, что вы с ним неразлучные друзья, - девушка хихикнула и крепко обняла монстра за шею. Ему это было в новинку, он никогда не чувствовал такой нежности к себе.

- Господин, вы можете ложиться, постель приготовлена для вас. Вам... помочь снять пальто? - Деми покраснела, ей стало так неудобно. 

- Нет, н-не надо, я справлюсь сам.

Мужчину смутил этот вопрос. Он никогда никому не позволял дотрагиваться до своей верхней одежды, но теперь, когда Бабадук полностью ослеп, огромные пальцы не могли схватить круглые пуговицы. Спустя несколько неудачных попыток, мужчина сдался. Он вынужден был просить помощи у девушки. 

Деми волновалась. Слишком сокровенной казалась ей эта просьба. Тонкие пальчики начали медленно расстегивать пуговицы рваного пальто, так осторожно, словно боясь оторвать их. Монстр спокойно сидел на месте, чувствуя ее осторожные прикосновения, зажмурив незрячие глаза. Девушка расстегнула последнюю пуговицу и, прижавшись к мужчине, шепнула ему на ухо:

- Встаньте, пожалуйста, мне нужно снять его с плеч, - Деми взяла одежду за лацканы и аккуратно стянула с Бабадука.

Мужчина остался в серой, как его кожа, рубашке и черных брюках. Девушка, воспользовавшись доверием монстра, расстегнула несколько пуговиц на хлопковой рубашке... Боже, какой же он худой: тонкая бледная кожа обтягивала сильно выпирающие ребра, плоский живот, медленно опускавшийся и поднимавшийся в ритме с тяжелым дыханием. На груди виднелись длинные затянувшиеся царапины. На глазах Деми невольно выступили слезы. Она еще никогда не видела такого измученного тела. Девушка робко провела пальцем по худой груди.

- Что ты делаешь?!

- Мистер Бабадук, не волнуйтесь, я помогу вам. Все будет хорошо...

- Ты плачешь? У тебя голос дрожит! Зачем ты расстегнула мою рубашку?! Говори! - ее внезапный поступок привел его в бешенство.

- Не бойтесь! Я не желаю вам ничего плохого! Лягте на подушку, я же знаю, что вам очень больно! У вас вся грудь в рубцах, их нужно обработать.

- Зачем ты со мной возишься? Оставила бы в подвале!

- Сэр, вы слишком дороги мне, чтобы бросить вас умирать. Мой ангел, прошу, лягте на на диван, вам нужен отдых, - девушка взяла слепого монстра за плечи и уложила на пуховую подушку, укрыв пледом. Деми поцеловала его бледную сморщенную щеку. Бабадук сразу перестал сопротивляться. Женские губы впервые коснулись его кожи. Мужчину шокировал ее поступок. Ни одна девушка не осмеливалась из-за даже подойти к нему...

- Никогда я не брошу моего спасителя, - девочка уткнулась носом в черные, как ночь, волосы, - ведь я люблю вас. 


***


Больше всего на свете Бабадук любил тепло. 

Он ненавидел сквозняки, заставлявшие его дрожать и ежиться от холода. Тонкое пальто совсем не согревало старое тело.

Мужчина на ощупь находил кресло и садился в него, закутавшись пледом, всегда лежавшим рядом. Он закрывал слепые глаза, откинувшись на мягкие подушки. Бабадук с наслаждением вдыхал запах мандаринов, лежавших в хрустальной вазе на столе.

Монстр слушал тишину, по-настоящему давящую на уши. 

Мужчина ненавидел одиночество. За все свое существование он все время был один, вынужденный скрываться в темноте. 

К нему никогда не проявляли нежность, отрицали... Жертвы проклинали силуэт, приходивший к ним по ночам и пугающий до полусмерти. Они кричали на него, кидали в него вещи, пытаясь прогнать. В такие моменты Бабадуку становилось невыносимо грустно. Он закрывал лицо руками, дрожа от обиды. Монстр не мог объяснить причину, но его измученная проклятая душа просила любви, хотя бы немного... Мужчина тяжело выдыхал, ненавидя свою ужасную участь быть воплощением депрессии, быть нелюбимым каждым представителем человеческого рода. Ему так это надоело...


***


Он чувствовал себя ничтожеством, монстр страдал от беспомощности. Мужчина отворачивался к стене и тихо плакал. 

Его всхлипы не могли оставить Деми равнодушной. Нежные женские ручки тотчас же обнимали мужчину за плечи, ласково поглаживая их.

- Мистер Бабадук, вам снова грустно? 

Девушка по привычке брала на тумбочке мазь и заботливо обрабатывала царапины на его шершавой груди, оставленные острыми когтями. Монстр недовольно морщился от щиплющей боли:

- Сэр, я понимаю, что это не очень приятно, но нужно потерпеть. 

- Неужели тебе не противно дотрагиваться до моей кожи?

- Нисколько. Лягте-ка на спину, чтобы было удобней.

Мужчина полностью доверял Деми - единственной девушке, которой он позволил снять с себя пальто.

Бабадук послушно ложился на подушку, расстегивая черную рубашку с мелкими пуговицами. Он немного приспособился самостоятельно обслуживать себя, абсолютно ничего не видя. 

Деми осторожно втирала лекарство в царапины, стараясь как можно меньше раздражать сухую кожу. Она с сожалением смотрела на мертвенно бледный мужской торс. Девушка не могла понять почему, но это доставляло ей смутное, непонятное удовольствие...

Монстр закрывал глаза, полностью расслабив больное затекшее тело. Он тихо стонал, ощущая робкие прикосновения тонких пальчиков виолончелистки, мужчина обожал их...

- Вас больше не мучает кашель, мистер Бабадук? По-моему тепло идет вам на пользу.

- О, малышка, конечно же мне стало лучше, - огромной рукой он провел по оголенному плечу девушки, - разве могло быть иначе?

Мужчина улыбнулся. Деми прильнула к нему, как котенок, прижавшись к его худой, но крепкой груди. Девушка поставила мазь на место и поцеловала монстра в лоб. Бабадук осторожно обнял ее, укрыв обоих пуховым одеялом. Он терся носом о теплую шею:

- Ой, щекотно!

- Я пытаюсь найти твое лицо, - мужчина двигался очень аккуратно, боясь задеть девушку острыми когтями.

Деми хихикнула и ответила:

- Сэр, идите ко мне!

Девушка погладила его по спине, позволяя лечь поближе:

- Ты такая теплая... И так вкусно пахнешь... как моя матушка.

- Что? У вас была мать?

- Да, когда-то очень-очень давно... - Бабадук лег на подушку, одолеваемый внезапными воспоминаниями. - Она была самой доброй женщиной на свете. Мама любила подолгу сидеть в саду и писать там картины. Она была превосходной художницей... Мы с братом показывали ей наши рисунки, она с интересом рассматривала их и улыбалась... На лице моей бедной матушки редко можно было увидеть улыбку. Она была так несчастна... 

Мужчина замолчал, смотря в пустоту. Толстые губы дрогнули от странной грусти...

- Вы до сих пор любите ее? - Деми нежно погладила монстра по щеке.

Бабадук кивнул:

- Она умерла слишком рано...

- А что с ней случилось? - робко поинтересовалась девушка.

- Мне слишком тяжело это вспоминать. Она не заслуживала такой смерти...

Монстр зажмурил глаза, пытаясь отогнать страшные воспоминания из давно ушедших лет, но до сих пор преследующие его. 

- Мне очень жаль, сэр...

Мужчине снова стало плохо. В груди опять начало неприятно колоть. В слепых глазах промелькнуло отчаяние. Он снова почувствовал невыносимую тоску. Деми увидела в нем маленького, трясущегося мальчика... Монстр прижался к ней, словно к матери, боясь отпустить ее руку, боясь, что она уйдет и оставит его в темноте. 

- Девочка моя, не уходи, останься со мной, прошу! - Бабадук вцепился в ее сорочку, ластился к ней как бездомный котенок.

- Мистер Бабадук, я не брошу вас! Разве я могу покинуть того, кто сопровождал меня по ночам, когда я возвращалась с занятий?!... Разве я могу забыть темный силуэт, вышедший из леса, который вытащил меня из ледяной проруби в реке?!... в то время как мои соперницы смеялись надо мной, стоя на высоком берегу...


***


Мужчина лежал на груди Деми, прислушиваясь к ее тихому дыханию. 

Девушка гладила мягкие растрепанные волосы монстра, шепча ему на ухо:

- Ангел из папиных сказок,
Верный мой друг неземной...
Вы мой незримый советник,
Вы всегда со мной...




Комментарии

Произведение никто не комментировал :(